Category: музыка

Немного о полярностях

Пару недель назад, не отрываясь, просмотрел замечательное интервью культуролога и музыковеда Михаила Казиника Владимиру Познеру. Не интервью, а то ли танец, то ли причудливая схватка Ивана Драги и Михаила Барышникова. Конечно, хотелось что-то новое узнать о Казинике (я слушал и даже скачивал его передачи, когда его программы ещё звучали на "Радио Орфей"), но узналось не только о нём, но и о Познере и о тех энергиях, что стоят за обоими. Жёсткий, структурный, чёткий Познер с его попытками получить однозначные, прямые и простые ответы и порхающий, неуловимый, многозначный Казиник. Познер всё припирает визави к стенке, всё пытается пришпилить его: «Да или нет? Говорили вы это или не говорили?» Ответишь, сука, за базар? А Казиник, вместо того, чтобы спорить, делает лёгкое па и растворяется в воздухе: «Да, говорил, но эта мысль имела значение ровно в то время и том месте». Европейская строгость построения умозаключений перестаёт работать, столкнувшись с текучей, «восточной», ситуационной мыслью. Редукционные ножницы Познера пытаются обкорнать дикие кущи Казиника, но на месте обрезанной листвы тут же вырастают новые побеги. Фантазийная герменевтика Казиника, его произвольные толкования музыки и текстов подчёркнуто субъективны, но Казиник и не претендует на истину: его задача не быть правым, а разжечь интерес к теме у неокультуренной аудитории, и метод провокации, кажется, в его случае работает на отлично. Для Познера же сама мысль о том, что слова могут использоваться лишь как обходной манёвр, кажется непредставимой. Даже визуально Познер и Казиник, два пожилых еврея, находятся в противоположных концах спектра. Мощный Познер, словно высеченный из гранита, с тяжёлым лбом, биллиардной головой и пристальным взглядом сквозь прорезь очков и резиновый Казиник с непослушными пружинами седых волос и мягкой, подвижной мимикой.

Парадокс в том, что при всём этом именно каменный Познер отстаивает право личности на восприятие музыки напрямую, без рамок и предварительных суждений, в то время как спонтанный Казиник волей-неволей программирует малообразованную публику на восприятие музыки через его личные модели, то есть создаёт ситуацию определённого культурного тоталитаризма. Разве не забавно?


(no subject)

Я закрываю глаза, глубоко вдыхаю, полностью расслабляюсь и кончиками пальцев считываю очередную историю. Но, как и всякий раз, интонация этого сна слишком причудлива, а образы, которые мне видны, напоминают далекие звезды, белеющие в небесах на рассвете. Я могу прочесть только жалкие осколки смысла. Но осколки эти не желают склеиваться во что-либо цельное.
Я вижу пейзажи, каких не видел никогда, и слышу музыку, которой не слышал ни разу в жизни. В мои уши втекают слова неизвестного мне языка. Образ за образом выплывают из темноты - и так же внезапно ныряют обратно. Никакой связи между обрывками уловить невозможно. Как если бы я слушал радио, перескакивая с волны на волну. Я напрягаю кончики пальцев, стараясь настроиться поточнее, но все бесполезно. Я чувствую, что мне пытаются что-то передать, но что именно - прочитать не могу.

Харуки Мураками
"Страна чудес без тормозов и Конец света".

(no subject)

Вчера оказался на этой... почемуче куче в печи печакуче. Пишут её так: Pecha Kucha, это короткие выступления на самые разные темы в жанре "понемногу об интересном".

На удивление живое и милое мероприятие, бесплатное, кстати. Не знаю, где ещё можно за пару часов узнать о том, что Витас - единственная белая звезда, завоевавшая Поднебесную, обсудить проект об эвакуации России в Подмосковье, услышать мнение оперной певицы о том, как правильно оперу любить, узнать о "поисковой активности" как методе решения жизненных проблем и послушать лекцию взаправдошнего учителя об обучении истории в школах на примере сравнения советской краснорожей паспортины с паспортиной российской. Рекомендую вам, бездельники большого города!